Полезная информация

Давайте обсудим

Удерживать силой или дать крестьянам сохранить деревню

www.nsh.by

Автор публикации – Вадим Петрович Цыбульский имеет разносторонний практический опыт в аграрной сфере. Родился и вырос в деревне, в 1990 году закончил Гродненский сельскохозяйственный институт, работал в хозяйстве заведующим участка, агрономом-агрохимиком и агрономомсеменоводом. Занимался научной работой, защитил кандидатскую диссертацию по специальности «Растениеводство», а последние 12 лет занимается фермерством. Его размышления посвящены отношению к аграрному бизнесу в республике и ситуациям, с которыми приходится сталкиваться большинству белорусских фермеров на практике.

ДАЙТЕ ВОЗМОЖНОСТЬ, И РЕЗУЛЬТАТ БУДЕТ!

Государственный чиновник, ратующий только за крупно-товарные производства и восхваляющий СПК, на мой взгляд, чем-то одурманен. Нельзя путать крупно-товарное производство и общественную собственность на землю. Многие фермеры уже сегодня, при благоприятных условиях, готовы стать крупно-товарными производителями сельхозпродукции. Достаточно предложить успешным фермерам приобретать в собственность колхозное имущество без старых долгов, с учетом стоимости техники и строений, и результат будет. В этом случае нужна отсрочка платежа с выплатой по частям. Государство в данном случае только приобретет, поскольку получит реальные деньги от «замороженной» собственности. Земли СПК, расположенные на окраине района, безнадежно запущенные, лучше продавать с аукциона, а не присоединять к более крепкому хозяйству.

У фермера не пропадает ни одна деталь из агрегата, если она еще в рабочем состоянии. В СПК могут безнаказанно порезать на металлолом комбайны, сеялки и культиваторы – все, что еще могло приносить пользу в народном хозяйстве. Ни один здравомыслящий фермер не стал бы возводить животноводческий комплекс, стоимость которого заранее настолько высока, что не окупится в ближайшие 10–15 лет.

О РАСШИРЕНИИ ПЛОЩАДЕЙ ПОД ПАШНЮ ЗА СЧЕТ СЕНОКОСОВ

Первоначально элементарный участок или сенокос, который предстоит отнести к пашне по указанию начальника райисполкома, должен быть обследован лабораторией областной станции химизации. При выявлении высокой кислотности, недостатка гумуса и низкой обеспеченности макро- и микроэлементами для снижения кислотности почвы необходимо вместо дорогостоящей доломитовой муки внести малоиспользуемый отход дефекат. Дополнительно следует составить проект проведения мелиоративных работ. Возможно, потребуется прокладка ловчего канала во избежание подтопления паводковыми водами с вышележащего участка. Родники (избыточное естественное увлажнение) нуждаются в канале для отвода вод в искусственное водохранилище, которое также необходимо выкопать. Вблизи сенокосов могут обитать птицы, занесенные в Красную книгу, косули и лоси, что также требует согласования с областной службой охраны природы.

ПОМОЧЬ ВСЕМ ЛЮДЯМ, УМЕЮЩИМ ЭФФЕКТИВНО РАБОТАТЬ НА ЗЕМЛЕ

Колхозник, который желает стать фермером, привык считать каждую копейку и не может позволить себе броситься в финансовую авантюру. Чтобы работать на земле, нужна техника, которую просто так не купишь. Если взяли кредит, а высокую урожайность в первое время из-за отсутствия опыта не получили, то вы ‒ банкрот. Поэтому желающих идти на такой риск немного. Государство сегодня может и должно помочь всем людям, заинтересованным в продовольственной безопасности страны и умеющим эффективно работать на земле.

Сегодня к председателю хозяйства идут на поклон и стар, и млад: устроиться на работу, выписать зерно, запахать участок. Только после того, как уберут урожай в хозяйстве, приступают к запоздавшей уборке почерневших зерновых в частном секторе на небольших участках энергонасыщенными современными комбайнами. Не лучше ли дать возможность людям своевременно убрать их урожай старенькой «Нивой». Ведь почти все старые комбайны порезаны на металлолом. Разве это ‒ не вредительство народному хозяйству?

Необходимо обязать колхозы, имеющие старую, морально устаревшую технику, не сдавать её за бесценок на металлолом, а передавать в собственность членам СПК – наиболее заслуженным людям или устраивать аукционы. Сегодня считается устаревшей следующая техника:

  • плуг ПЛН-3,5;
  • сеялка СЗУ-3,6;
  • культиватор КН-4;
  • разбрасывать минеральных удобрений МВУ-0,5;
  • опрыскиватель с шириной захвата меньше 18 метров;
  • трактора Т-40, МТЗ-50;
  • комбайны «Нива», «Дон» и т. д.

Передать данную технику можно правлением колхоза, вначале определив ее остаточную стоимость и оформить, как материальную помощь. Скажите, кто в колхозе сегодня этим хочет заниматься? Никто. Однако крестьяне, имея технику и официальный документ на ее приобретение, имели бы шанс к самостоятельному труду. За рубежом, где превалируют фермерские хозяйства, широко развит рынок поддержанной техники. Пора развивать и у нас это направление агробизнеса.

Когда у одного крестьянина в деревне есть плуг, у другого ‒ трактор, а у третьего ‒ сеялка, комбайн, то они обязательно договорятся, обработают и уберут свои участки. Такая кооперация на деревне нужна начинающим крестьянам, ведь состоявшиеся фермеры, как правило, уже «укомплектованы» техникой. Не нужно бояться, что колхозник свое поле обработает «сэкономленным» топливом. Ведь это лучше, чем он его «загонит». Не нужно бояться, что выращенную продукцию он будет потреблять сам, а маленькие излишки продавать на рынке, минуя госструктуры и не уплачивая налог. Вырученные деньги фермер понесет в магазин или белорусский банк, приобретая удобрения, ядохимикаты, топливо, стройматериалы, технику и тем самым вовлекаясь в государственную систему налогообложения. Крестьянин никогда не обманет государство, чаще бывает наоборот. Вспомним хотя бы кризисный 2012 год, когда стоимость сельхозпродукции снизилась в несколько раз.

Нужно бояться того, что дети крестьян, увидев достаток за пределами своей родины, не захотят жить по примитивным колхозным законам и уедут в город или эмигрируют за границу. И тогда государство потеряет не только их накопленный капитал, но что страшнее всего ‒ активную рабочую силу.

ЗАКУПОЧНЫЕ ЦЕНЫ – НА ЕВРОПЕЙСКИЙ УРОВЕНЬ

Еще одной важной задачей сегодня является стабилизация цен на закупку сельхозпродукции. В магазинах цены на молоко, мясо и хлеб – европейские, на удобрения, топливо и ядохимикаты – такие же высокие. Значит, и на закупку зерна, молока и скота должны быть те же европейские цены.

Стоимость 1 кг продовольственного зерна после его транспортировки на мелькомбинат, доработки и размола возрастает в 3 раза! После того как мука станет хлебом и дойдет до покупателя, она подорожает еще втрое (влажность муки ‒ 14%, а хлеба ‒ около 30%). Сельхозпроизводители кормят и дают работу транспортным организациям, мукомольным комбинатам, хлебопекарням, торговой сети и огромному штату администрации. Эти организации выплачивают НДС государству от произведенной продукции – вначале муки, затем хлеба и еще имеют определенный процент торговой наценки, за счет чего проводят евроремонт, модернизируют производство, платят налоги. И все – благодаря сельхозпроизводителю. В то же время фермера приравнивают к государственным гигантам и также обязывают платить:

  • 32% от заработной платы ‒ в фонд социального страхования,
  • 1% единого налога ‒ для сельхозпроизводителя,
  • 10% НДС ‒ от суммы реализованной продукции,
  • подоходный налог.

А еще нужно предоставлять массу других отчетов (статистика, МЧС, соцстрахование, страхование озимых, охрана природы, ежеквартальные декларации о доходах).

Не столько жалко денег, сколько времени и нервов, уходящих на ведение громоздкой и сложной отчетности, за нарушение которой накладывают огромные штрафы. А ведь фермеры не имеют бухгалтерского образования, и крестьянину достаточно, что он ‒ в одном лице директор, экономист, механизатор и полевод. Когда фермеры покупают удобрения, ядохимикаты, сельхозтехнику, они уплачивают 20% НДС продавцу, тем самым уже вовлекаясь в государственную систему налогообложения. Зачем еще усложнять?

Любой районный начальник сельхозуправления может устроить налоговую проверку неугодным субъектам хозяйствования. Всевозможных ухищрений (требований) со стороны проверяющего может набраться не меньше десятка, а сумма штрафа быть внушительной. Разве фермер может знать все постановления и последние директивы по бухучету? Разорить предпринимателя легко, гораздо труднее ‒ оказать помощь.

УВАЖАЕМЫЕ МИНИСТРЫ, ПОМОГИТЕ ЛЮДЯМ В ДЕРЕВНЕ ЗАЩИТИТЬ ЗАВОЕВАНИЯ СОЦИАЛИЗМА

Необходимо запретить превышать пятидневную неделю и 8-часовой рабочий день. Двойной оплатой за переработку вы загоняете проблему в тупик, поскольку заработная плата в СПК все равно будет ниже, чем по стране. Колхозник должен иметь право хотя бы 2 дня в неделю называться человеком, уделить время воспитанию детей, сходить в баню, привести дом в порядок, выполнить необходимые работы на индивидуальном подворье, съездить в райцентр. Но самое главное – надо дать людям шанс построить цивилизованные, деловые отношения на селе. Чтобы не было так, что одну деревню благоустраивают в агрогородок, а десятки близлежащих деревень доживают свой век в разрухе. При этом молодежь продолжает уезжать в город, даже из агрогородков. Поэтому и смертность в некоторых сельских советах Щучинского района в 7 раз превышает рождаемость.

НЕЗАВИСИМОСТЬ ГОСУДАРСТВА – В СВОБОДНЫХ КРЕСТЬЯНАХ

На мой взгляд, чтобы поправить положение дел, необходимо начинать с частной собственности на землю и продуманной, взвешенной политики на ценообразование выращенной сельхозпродукции. Ведь должна оставаться прибыль, позволяющая частникам приобретать технику, строения и землю, а не так, чтобы постоянно жить с «дырой в кармане».

Сегодня в Беларуси есть возможность без общественных потрясений, раскрепостить всех желающих колхозников, создав для них общеевропейскую правовую базу. Хочешь – работай в государственном кооперативе, хочешь – самостоятельно. Но для тех колхозников, кто навсегда связал свою жизнь с землей и еще полон сил, наиболее актуально было бы работать в кооперативе и постепенно накапливать средства производства. Не каждый земледелец способен стать фермером, но каждый должен иметь право быть хозяином своей жизни!

В свою очередь, предлагаю следующие меры «спасения»:

  • Всех фермеров, кто не использует наемных рабочих и производит только сельхозпродукцию, освободить (хотя бы на время) от всех налогов, кроме одного (фонд соцзащиты) и от всех отчетов, кроме годового. В остальном сама «жизнь» или хоздеятельность государства отрегулирует распределение полученной прибыли на земле.
  • Передать «морально» устаревшую технику СПК в частное пользование.
  • Установить запрет на превышение восьмичасового рабочего дня и пятидневной рабочей недели в СПК для всех зависимых крестьян.
  • Закупочные цены на зерно и картофель необходимо проиндексировать к валюте и прировнять к мировым ценам (200 долл/т), аналогично договорам по закупке средств защиты растений, удобрений и топлива. В данном случае государство в лице хлебокомбинатов и крахмальных заводов не сможет нанести убытка сельхозпроизводителю и разорить фермеров в случае резкого роста курса доллара (2009, 2012, 2014 годы) при незавершенном расчете.
  • Зимой, когда у крестьян есть время, можно организовать учебные курсы по агрономическим и экономическим аспектам ведения аграрного бизнеса. Каждый преуспевающий фермер мог бы поделиться опытом работы в своем хозяйстве. Давайте помогать друг другу!

Вся постсоветская система принуждения в сельском хозяйстве Беларуси пронизана раболепием, а те фермеры, которые навсегда порвали с ней, уже заслуживают уважения, поскольку живут проблемами села и решают их. В настоящее время есть уникальная возможность восстановить историческую справедливость – расколлективизировать всех желающих без серьезных экономических потрясений в государстве. Власть не имеет права силой удерживать то, что устарело. Рано или поздно это обернется крахом всей системы. Частники в перспективе должны стать потенциальными конкурентами, и не только колхозам, но и нынешним монополистам: государственным мукомолам и хлебопекам. Ход истории можно замедлить, но остановить нельзя.


Материал предоставлен журналом

Журнал «Наше Сельское хозяйство»

Наверх