Документы

Взгляд министерства

Какие налоги платят фермеры

Есть над чем поразмыслить. Бюджет от КФХ получает ненамного больше, чем им компенсирует. И на поверку выходит, что эта разница бывает переменной в чью-то пользу. Судите сами, вчитавшись в представленную в БООФ Министерством по налогам и сборам РБ информацию за подписью заместителя министра Э.А. Селицкой:

«…По состоянию на 01.01.2016 на учете в налоговых органах состояло 2994 крестьянских (фермерских) хозяйств (далее - КФХ), по состоянию на 01.01.2017 - 3072 КФХ.

В 2015 году от КФХ в бюджет поступило: налога на прибыль - 757, 6 тыс. руб., налога при упрощенной системе налогообложения (далее - налог при УСН) - 1 420,6 тыс. руб., единого налога для производителей сельскохозяйственной продукции (далее - единый налог) - 1 789, 2 тыс. руб., НДС к уплате «минус» 5 196,0 тыс. руб. ( что означает, сумму возмещения из бюджета, превысившую сумму налога ).

В 2016 году от КФХ в бюджет поступило: налога на прибыль - 1 144,2 тыс. руб., налога при УСН - 1 579,7 тыс. руб., единого налога 2 177,6 тыс. руб., НДС к уплате «минус» 4 712,0 тыс. руб. (что означает, сумму возмещения из бюджета, превысившую сумму налога ).»

Не только в налоговом ведомстве, а и в других высоких кабинетах министерств экономики, финансов, отраслевого Минсельхозпрода РБ, Белстата и пр. навязчивая мысль, что якобы поступления в бюджет от КФХ незначительны, витает не первый год. Но так ли это с фермерскими платежами на самом деле?

Размышления фермера

Что скрывается за сухими цифрами?

Мы попросили действующего главу КФХ “Родник”, председателя Совета БООФ Ю.В. Семенова высказаться на эту животрепещущую тему.

– Фермеры все же налоги платят. Притом немалые. И тема эта достаточно щекотливая и имеет более глубокое содержание, чем то, что лежит на поверхности статистических данных, – заметил Юрий Викторович. – Как известно, для поддержки сельскохозяйственных производителей, в том числе и фермеров, принята ставка НДС 10%. Но для промышленных, торговых предприятий и организаций, оказывающих услуги, она составляет величину в два раза больше, что весьма существенно, – 20%. К примеру, фермер закупил промышленной продукции на 100 млн. руб., оплатив при этом НДС 20 млн. руб. Потом продал своей сельскохозяйственной продукции на 140 млн. руб. И уже покупатель в свою очередь заплатил 14 млн.руб. (10%) НДС. Значит, налоговая инспекция в результате взаимозачетов должна вернуть определенную сумму – эту разницу – КФХ.

Почему так происходит? Сказываются, прежде всего, диспаритет цен и различия в уровнях ставок НДС. Слишком высоко ценятся промышленная продукция и услуги. К слову, фирмы, торгующие средствами защиты растений и запчастями, в разы "накручивают" (как правило, в 3 – 5 раз) цены, разумеется, с учётом своих затрат. Зачастую эта "дельта" намного больше. Крестьянин как производитель сельскохозяйственной продукции всегда оставался в проигрыше. И чувствовал себя ограбленным.

Или взять такой момент, влияющий на отрицательную разницу НДС между нашими промышленными товарами и сельхозпродукцией. Речь о долговечности техники, выходе из строя деталей или узлов и агрегатов, затратах на их ремонт, что не может не сказываться на себестоимости тех же зерновых культур.

В ходе уборочной кампании внимательно следил за лидерами жатвы, добивавшимися тысячных намолотов. И ставили они рекорды в основном на зарубежных машинах. С отечественными же, к сожалению, чаще случаются самые неожиданные казусы. По “мелочам”.

Сошлюсь и на знакомые мне примеры. На тракторах МТЗ-3022 покрышка заднего колеса от “Белшины” стоимостью около 3000 рублей, или тридцать миллионов старыми, выхаживает не более одного сезона (а если учесть, что полгода трактор стоит, то и того меньше). А к примеру, продукция "Доншины" служит четыре сезона. Дилеры "Белшины" говорят, что мы неправильно эксплуатируем резину. Странно – ростовскую, ярославскую или украинскую шину мы эксплуатируем грамотно, а именно к отечественной у нас какое-то "неправильное" отношение. И если покупать тракторную “обувь” белорусского производства, мы никогда не выйдем на плюсовой НДС - слишком часто придется покупать обнову. Может сложиться впечатление, что наш завод не в состоянии производить хороший товар. Умеет же! Для тех же легковых автомобилей и для БелАЗов шины идут качественные - слишком высока цена в случае выхода их из строя. А для села… Чем больше брака (не странный ли подход?), чем чаще будут рваться шины, из-за которых и трактор по сути выходит из строя, тем чаще сельхозпроизводитель вынужден приобретать новые. И тем выше окажутся доходы бобруйского предприятия. Трактор эксплуатируется, как правило, на малой скорости и "выстрел" колеса не приводит к ДТП. Во времена СССР на тракторах изнашивался протектор, а корд оставался целым; существовала даже практика "наварки" протектора, т.е. шине давали вторую жизнь. Теперь протектор остаётся целёшенек, даже "пупырышки" не сношены, а корд разрывается.

Суть размышлений в обращении, ставшем трендом: "Купляйце усё беларускае!". Я, как и абсолютное большинство граждан Республики Беларусь, в их числе фермеров, являюсь патриотом своей страны и хочу покупать товары отечественного производителя. При одном условии - они должны быть хорошего качества.

Из фермерской практики есть немало и других примеров. Порассуждаем и над таким фактом. Кормоуборочный комплекс белорусского производства КВК-800. Машина хорошая, особенно с "мерсовским" двигателем. Но противорежущая пластина (кусок металла весом примерно 8 кг) стоит как 5 тонн продовольственной ржи, из которой можно испечь 9 тыс. буханок хорошего ржаного хлеба. И эту пластину (брус) за сезон приходится менять 2-3 раза. Получается, я покупаю три пластины за 15 тонн продовольственной ржи, из-за чего после взаимозачетов результат по НДС – снова минусовой. По сути, я с лихвой заплатил НДС, купив этот брус хотя бы раз. А если трижды?..

Всегда ли выгодно, скажем, тем же мелким КФХ конкурировать с личными подсобными хозяйствами (ЛПХ), т.е. физическими лицами, которые при сбыте продукции, выращенной на приусадебных участках, налогов не платят. А КФХ как юридические лица вынуждены и обязаны это делать. И вот ситуация для размышления: у мелкого КФХ 5 га пашни, а у ЛПХ собственный 1 га и 4 арендуемых у односельчан. Продукции произвели равное количество (объем), а доход получили разный. С фермера налог взяли, а с владельца подворья – нет.

На заседании Экспертного совета в Минсельхозпроде нами, фермерами, поднимался среди других и вопрос о налогообложении мелких КФХ, разных условиях содержания животных, обеспеченности их кормами. К примеру, фермер, занимающийся в основном растениеводством, содержащий к тому же 10 голов КРС, а на личном подворье соседа (ЛПХ), стадо куда большее – в 30 голов (такой факт в Шумилинском районе есть), по-разному пополняют бюджет: КФХ за десяток коров налоги платит, а ЛПХ с тремя десятками животных находится в более выгодном, даже привилегированном положении – со льготами по налогам, точнее – их полным отсутствием. Справедливо ли это?

Владелец подворья, к слову, не испытывает сложностей с пастбищем. В деревне всего 31 корова. И получается: у одного хозяина их 30, а у другого – лишь одна. Сельский Совет выделяет площади травостоя на всю деревню, а не конкретному владельцу ЛПХ – в соответствии с установленными по нормативам размерами пастбища либо равнозначным по площади количеством участков, исходя из общего состава поголовья КРС, принадлежащего частникам.

Для сравнения: в США, где мне довелось побывать в составе нашей фермерской делегации, установлен порядок: если гражданин продал сельхозпродукции на 2 тыс. долларов, то он уже считается фермером. А у нас, казалось бы, кого проще отнести к таким производителям молочной продукции: фермера с 10 коровами или частника со стадом в три раза больше – 30-ю головами КРС? За океаном встречаются и так называемые “фермеры по интересам”: человек работает, скажем, адвокатом, а для собственных потребностей (по давней деревенской привычке) в проверенной и самой чистой продукции на приусадебном участке содержит корову или несколько. Образовавшиеся излишки молока вынужден продавать. Как только сумма реализации его продукции достигла установленного максимума, он автоматически переходит в разряд фермеров и платит сельскохозяйственные налоги. На мой взгляд, это весьма практично и разумно.

Как и любой сельский житель, наш фермер имеет своё подворье и один гектар приватизированной или арендуемой земли. Собрав с него урожай картофеля и реализовав его по справке из сельсовета по выгодной цене, он, что называется, входит во вкус и решает по той же бумажке сбыть часть продукции с фермерских плантаций, поскольку выступает в двух ипостасях: как глава КФХ и как владелец ЛПХ. Вот почему чрезвычайно сомнителен подобный вариант: мелкий фермер, который, найдя лазейку, продает свой картофель, да и другие сельхозпродукты, как от ЛПХ, подрезает репутацию фермерства в целом. Такой “скрытный” подход занижает реальные объемы поставок урожая от КФХ.

Почему такое, хотя и крайне редко, но все же происходит? Отсутствие справедливости в налогообложении (себестоимость продукции выше, доход ниже), осознание своей неконкурентоспособности по сравнению с ЛПХ вынуждает мелких фермеров – такие единичные случаи бывали – продавать свою продукцию или её часть не как от фермерского хозяйства (юридического лица), а будто бы от личного подворья, т.е. физического лица, избегая налогов, что не остается незамеченным от налоговых и правоохранительных органов.

Высокие цены как на промышленную продукцию, так и стремление какой-то незначительной части мелких КФХ “удешевить” приобретение дорогостоящей сельскохозяйственной техники, шлейфа прицепных агрегатов через укрывательство полных объемов произведенной продукции не способствует развитию фермерства. И то, и другое плохо.

В прошлом году тендерные аукционы на поставку сельхозпродукции зачастую выигрывали те, кто торгует запчастями и ядохимикатами. Они весной продавали их на условиях отсрочки оплаты сельхозорганизациям, в том числе и фермерам, заранее "накрутив" цены, а осенью в форме расчетов им поступала сельхозпродукция от производителей.

Выгодно ли им вот так без предоплаты, что называется, под гарантию отпускать те же ядохимикаты? Еще как прибыльно! Проиллюстрируем на примере. В КФХ поставили ядохимикаты на сумму 100 млн. руб. без предоплаты. На все платежи, закупку, включая налоги, торговец потратил 20 млн. руб. Осенью поставщик средств защиты при расчете получает от КФХ картофель (50 тонн) по цене 2 тыс. за 1 кг. (в старых ценах). Потом оба партнера участвуют в тендере. И фермер, рассчитавшийся картофелем осенью с поставщиком, в результате тендера снова остался в проигрыше, или по-простому: в дураках. Он вынужден где-то при цене 1300 руб. за 1 кг сняться с торгов. А продавец ядохимикатов, которого вполне устраивала цена в 1200 рублей за 1 кг, в результате их выигрывает. Он за картофель получает 60 млн. руб. Поскольку его затраты 20 млн. руб., то 40 млн. руб. - его чистая прибыль (рентабельность - 300%). Вот почему важно все нюансы загодя учитывать и наперед просчитывать.

В возглавляемом мною КФХ “Родник”, к примеру, вся бухгалтерия прозрачная. И в конечном итоге, я уплачиваю НДС на реализованные мной сельхозтовары значительно больше, чем идет в зачет НДС на закупленную КФХ промышленную продукцию: техника, запчасти, электроэнергия, ГСМ и т.д. Поэтому статистические данные по фермерским хозяйствам не отражают полную картину поступающих в бюджет средств от КФХ. И это тоже необходимо учитывать.

Вопрос уплаты налога на добавленную стоимость, с какой стороны на него не взгляни, очень даже не простой, если его начинаешь рассматривать и анализировать на различных примерах, что я и попытался сделать. У других фермеров наверняка найдутся иные факты, над которыми следует порассуждать и поделиться мыслями с коллегами. Тема, считаю, актуальная и вызовет интерес у многих.

Наверх