Новости сельского хозяйства в Беларуси и за рубежом

А КАРТОШКА БУДЕТ…

Лун Вэнь Сюэчжень

Его зовут Лун. Точнее: Лун   Вэнь Сюэчжень. Он приехал из Пекина, окончил БГУ, получил диплом на кафедре дизайна и остался в Беларуси, чтобы работать тут фермером.

Лун и Пральники

Естественный вопрос: почему? Напрашивается простенький вывод: влюбился в симпатичную белоруску, женился, остался… Но самое простое решение не всегда самое верное. Да, он влюбился – но в симпатичную соотечественницу. А дальше все по схеме: женился, остался.

На неотвеченный вопрос «почему?» Лун отвечает:

-- Мне нравится сельское хозяйство и нравится это место.

А это место – Воложинский район, деревня с «изящным» названием Пральники. На взгляд привычных к местным ландшафтам аборигенов (включая автора этих строк) – ничего в ней особенного. Ну лес вокруг, ну в трех километрах приток Березины речка Ислочь. И что? Что тут такого, чтобы поменять Пекин на деревню Пральники?

 дом

Но Лун здесь уже 4 с половиной года, у него внушительных размеров теплицы плюс 120 гектаров земли, на которых он выращивает картофель (а как без него?), чеснок, помидоры, пекинскую капусту, цветную капусту… И поставляет все это в китайские рестораны, которых в Минске пока еще очень мало – всего только 5 штук. Но, надо полагать, будет больше. Во всяком случае, в соседнем Вильнюсе они уже на каждом шагу.

теплица

У него есть тракторы МТЗ-82, грузовики, погрузчик и минитрактор для теплиц.

…Он бегло говорит на русском с очень забавными иногда вкраплениями белорусского. Вот мы в теплице, с другого ее конца призывно машут руками две работницы. Подходим:

-- Лун, а ты скажы ці Валодзя тутака? Ці дзе басцяецца?

И Лун вполне привычно определяет местоположение искомого “Валодзі”:

-- Он тутака. Он сегодня не басцяецца, он работает…

люди в теплице

Вполне себе симпатичная «трасянка», даже без примеси пекинского диалекта.

Помимо растениеводства, Лун планирует заниматься агротуризмом. С этой целью выкупил и уже почти отремонтировал пустовавшее и постепенно разрушавшееся помещение бывшей сельской школы. В ней будут номера для туристов, обеденный зал, комнаты отдыха. Кстати, все это уже сегодня пригодилось…

Лун и пленэр

Часов около 11-ти в ворота усадьбы вкатился микроавтобус, а из него начали выходить люди разного возраста и пола. На сельхозработников они не «тянули», а похожи были, скорее, на людей свободных профессий. Как впоследствии оказалось – это и были сплошь художники. И приехали они на пленэр…

DSCN3503

Не самое популярное в фермерском обиходе слово. И обозначает оно, согласно словарям, «живописную технику изображения объектов при естественном свете и в естественных условиях». Грубо говоря, рисование на природе. А какое отношение оно (рисование в естественных условиях) имеет к картошке или хотя бы даже к пекинской капусте? Или, тем более, к чесноку?

Оказывается, как рассказала потом руководитель группы художников, заведующая Домом народного творчества в Великом Селе соседнего Дзержинского района Наталья Ермолович, это международный проект. В нем участвуют глухие и слабо слышащие художники из Беларуси, Украины, России, получающие возможность пленэра в одном из живописных мест нашей страны. Проект существует уже почти 20 лет при поддержке местного исполкома.

DSCN3508

В первые годы все, практически, включая размещение и питание было за собственный счет: художники приезжали, размещались в здании местной школы, сами покупали продукты, сами себе готовили…

Потом к инициативе пригляделись местные фермеры Василий и Алла Вергейчик. И предложили то, на что никто из организаторов не рассчитывал: бесплатное проживание в течение двух недель и питание участников пленэров в их агроусадьбе «Наквасы». Предложение было с благодарностью принято. И вот уже не первый год глухие и слабослышащие художники (в большинстве с именами, члены творческих Союзов своих стран), приезжают в Дзержинск. И когда однажды Луну предложили принять эту группу в своем хозяйстве, он с удовольствием согласился, принял и, помимо возможности порисовать, организовал роскошный обед из блюд китайской кухни.

-- Это хорошо! Это правильно! – говорит он. – Это красиво, когда художники… Никаких денег не жалко! Пусть приезжают в следующем году…

А обед получился отменный. Не зря его готовила вся семья – к Луну в отпуск приехали отец и дедушка. И сам Лун во время нашего с ним интервью сидел как на иголках, потому что там, где-то в недрах дома, готовились и могли то ли перевариться, то ли подгореть китайские пельмени…

DSCN3511

Собственно, при всем желании назвать другие блюда я не могу, поскольку меню не было. А произносить мудреные китайские слова это вам не простенькое белорусское «тутака»… Но все было неимоверно вкусно и немножко остро. Проголодавшиеся на свежем воздухе художники так усердно «молотили» странно выглядевшие блюда, что в обеденном зале висела тишина, словно во время отчетного доклада на Пленумах ЦК КПСС в недавние времена…

DSCN3517

Лун и дети

А потом все вышли на улицу. А там вдруг возникла группа в бросавшихся в глаза ярко-желтых жилетах. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это группа детей в инвалидных колясках из находящегося по соседству православного Дома милосердия «Виктория», учрежденного местным священником Виктором Перегудовым.  Дети, больные ДЦП, приняты на реабилитацию из приютов, с ними работают волонтеры и здешний народ помогает всяк кто чем только может. Конечно, фермер Лун тоже.

-- Он очень добрый и приветливый человек! – говорит сотрудница приюта Елена Чувашова. – С первого же урожая привез нам торт, картошки…

…Низкое серое белорусское небо висело над деревней Пральники и где-то в глубине этих серых пока еще туч собирался нормальный белорусский – то есть, незлой, доброжелательно накрапывающий -- дождь. Дети в своих колясках светились улыбками и тянули мне руки, которые обязательно надо было пожать или хотя бы коснуться… Потому что это такие были улыбки и такие руки, что хотелось и плакать, и смеяться! Смеяться от того, что они радостно улыбаются и им, значит, в этот момент хорошо. И плакать от того, что, на самом деле им никогда хорошо не будет.

И одна только отдушина, одно только утешение: вокруг есть, способные помочь и поддержать, такие люди, как Василий и Алла Вергейчик, белорусский фермер китаец Лун, Наталья Ермолович, Виктор Перегудов, Елена Чувашова. Люди, у которых, независимо от национальности и профессии есть то, что именуется «душа»… Которая болит не только о картошке.

А картошка что? Нужное количество картошки белорусские фермеры всегда вырастят.

Анатолий Гуляев

Наверх