Новости сельского хозяйства в Беларуси и за рубежом

Ген сельского долголетия

Белорусские ученые выяснили, в каком регионе больше всего долгожителей

Недавно генетики выяснили, что Витебская область лидирует по количеству тех, кто вот-вот отметит вековой юбилей и уже перешагнул эту отметку. Об этом же в свое время написал в очерке «Зямля пад белымі крыламі» и Владимир Короткевич: «На северо-востоке от Нарочи, в районе Дуниловичей, Шарковщины, Глубокого, долгожителей больше, чем в Абхазии, под Очамчирой». Выходит, ген долголетия действительно существует? Чтобы убедиться в этом, выезжаю на Витебщину.

Первая остановка — агрогородок Дуниловичи в Поставском районе. Председатель Дуниловичского сельисполкома Анна Матюшонок работает здесь уже 16 лет, но:

— Не помню, чтобы за это время кто-то прожил больше века. Сейчас в деревнях сельсовета 11 жителей, которым за 90. Что удивительно, некоторые из них живут одни и ведут активный образ жизни.

В гости к такой сельчанке и идем. В паспорте Лидии Зиновьевны Кейзик значится 1923 год рождения, в Дуниловичах она самая старшая, но живет одна, самостоятельно топит печку и каждый год сажает огород:

20181029 005

Лидия Зиновьевна КЕЙЗИК считает: главный секрет долголетия — не волноваться по пустякам.

— Родилась в Будславе, а с 7 лет жила в Норице, что в 7 километрах отсюда. Отец — местный, работал столяром, неплохо зарабатывал. Мама по происхождению полька — с ней говорила только по-польски. А в школу ходила в Дуниловичи, жила на квартире вместе с монахиней, которая приобщилась к католической вере. Потом поступила в Глубокскую гимназию.

Когда пришла советская власть, Лидии Зиновьевне пришлось с нуля выучить русский язык. Как ей это удалось? Написала алфавит, и с ним прочитала всю «Войну и мир».

Лидия Зиновьевна считает, что главный секрет долголетия — не волноваться по пустякам:

— После войны работала в школьной библиотеке, а в нагрузку вела бухгалтерию: работала за завхоза, проводила инвентаризацию — было очень тяжело, но старалась добросовестно все выполнять. Это отразилось на здоровье: сильно болело сердце, постоянно принимала лекарства. Вышла на пенсию — и стало легче. Поправилась, занялась восстановлением местного костела, где руководила хором, вела летопись и даже обучила органиста польским песням.

Лидия Зиновьевна от мира тоже не отрезана, хотя читать из-за плохого зрения уже не получается, но в доме есть телевизор, радиоприемник. А на прощание она читает мне в оригинале отрывок из поэмы Адама Мицкевича «Пан Тадеуш».

Эдмунд Людвикович Чалей из деревни Калиновка в этом году отметил 93-й день рождения, живет с дочерью, и к труду ему не привыкать — жизнь проработал полеводом:

20181029 006

Эдмунд Людвикович ЧАЛЕЙ ни разу не пробовал курить и чувствует себя отлично.

— Детство было тяжелым: рано умерла мать, затем отец, мы с братом остались одни. В войну попал в концлагерь в Германии на два года, работал на железной дороге. Давали 200 граммов хлеба в сутки и жидкий суп. Чудом избежал отправки в советский лагерь: два года служил в армии, после вернулся в Калиновку, где устроился в колхоз. А когда наступила пенсия и умерла жена, переехал к дочери в Дуниловичи.

Самое страшное воспоминание Эдмунда Людвиковича — как в Дуниловичах в ноябре 1942 года горело гетто. Пожар видел даже в родной Калиновке, а тела потом вывозили за деревню и сбрасывали в яму. Одному из заключенных удалось сбежать в лес, сделать окоп, где они с женой и сыном скрывались около года. Люди из ближайших деревень носили им еду, а после войны семья выехала в Израиль и еще долго присылала посылки в благодарность сельчанам.

Секрет долголетия и самочувствия Эдмунда Людвиковича — в здоровом образе жизни и труде:

— В концлагере те, кто курил, умирали: 200 граммов хлеба делили и половину меняли на табак. Ни разу не пробовал курить, даже не могу смотреть на людей с сигаретой. Друг мой, кстати, тоже не курил и очень много работал — прожил 102 года.

Эдмунд Людвикович и сейчас работает по мере сил: колет дрова, пасет коз, помогает по хозяйству. Говорит, что теперь жизнь стала гораздо легче: удобства в доме, а рядом на случай плохого самочувствия всегда есть дочь с зятем:

— Если бы и раньше так было, можно было бы и 150 лет прожить.

СЛЕДУЮЩИЙ на маршруте — Шарковщинский район. Единственной местной долгожительнице Галине Юльяновне Жинь из деревни Дубовка в октябре исполнилось сто лет. В гости к ней едем вместе с председателем Лужковского сельисполкома Татьяной Краснодубской:

20181029 007

Инна ЖИНЬ уже много лет живет с мамой Галиной Юльяновной.

— В этой местности жили и побольше. В прошлом году умерла сельчанка, которой было почти 104 года — много работала даже в старости.

Галина Юльяновна живет с дочерью Инной Васильевной, которая ухаживает за мамой последние десять лет:

— Мама всю жизнь прожила в Дубовке. Детство было тяжелым: ее отец умер, когда ей было три года, а ее старшей сестре пять. С детства помогали по хозяйству, учились с сестрой в польской школе. После войны работала в колхозе, вышла замуж за конюха. Было у них пятеро детей, один умер, не дожив до года.

Галина Юльяновна слышит очень плохо, поэтому молчит, но время от времени вспоминает о своей жизни:

— Сейчас каждый день едим, как на Пасху, а раньше жили очень бедно, ведь отца не было. Ели только картошку, даже хлеба не хватало. Бывало, по домам ходили нищие, выпрашивали еду. Свет тоже был не везде — жгли лучину. А в войну очень боялась: соседние Лужки постоянно горели. Сейчас чувствую себя когда как: иногда плохо, а иногда еще ничего.

После выхода на пенсию Галина Юльяновна немало работала по хозяйству, но с годами сил становится меньше, теперь уже не может ни читать, ни смотреть телевизор. А поговорить с дочерью по-прежнему любит. Забот в доме хоть отбавляй, но Инна Васильевна на трудности не жалуется: когда-то мама за ней ухаживала, а теперь ее черед, хоть Галина Юльяновна и говорит, что дочь замучилась. Летом и в дни стирки встает пораньше и занимается огородом, а раньше держала еще и коз.

— Я некрасивая? — спрашивает у Инны Васильевны мама. — Стыдно, что дожила до ста лет. Ты мне уколы делаешь, все смеются... Отмечать юбилей не будем — мне по душе спокойствие и тишина. — Подумав, добавляет: — Теперь жизнь хорошая, ты за мной смотришь, не обижаешь, обслуживаешь меня. Таких детей, как ты, не найдешь.

По характеру, к слову, Галина Юльяновна всегда была молчаливая и скромная, хоть любит командовать и часто говорит, что молодежь «раздабрэла». А ее родная сестра Таисия, наоборот, любила танцы, веселье. Кстати, она тоже долгожительница — прожила 98 лет.

Источник

Наверх