Новости сельского хозяйства в Беларуси и за рубежом

BOOF logo

Картофелеводство

Запас сортов беды не чинит никогда

КФХ «Сула»

Сегодня мало бросаться красивыми цифрами — должны быть факты, подтвержденные практикой. Думаю, поэтому в КФХ «Сула», где агроменеджмент чувствуется не только в каждом слове, но и шаге, из года в год получают стабильно высокий урожай картофеля. Например, в нынешнем с каждого гектара собрали по 503 центнера, а рентабельность производства удалось поднять до 50 процентов. Впрочем, можно было и большую урожайность получить, только вот сверхвысоких показателей руководитель фермерского хозяйства Владимир Радевич предпочитает сторониться. И на то есть причины.

Нынешний урожай картофеля в «Суле» и правда хорош, но для Владимира Владимировича и эти цифры уже небольшой перебор, так как самые оптимальные — 450—480 центнеров с гектара:

— Только несведущие могут утверждать: чем выше урожайность, тем лучше. Но мало кто учитывает нюанс, способный свести на нет все усилия: клубни вырастают огромными — их масса может достигать 500—800 граммов. И как следствие — такой картофель имеет неприглядный внешний вид, ведь у каждого сорта есть свои границы роста: преодолев определенный вес и размер, клубень начинает деформироваться, появляются выпуклости, а то и вовсе форму елочки может приобрести. Не спорю, для промпереработки сгодится, только вот на рынке от него откажутся, даже несмотря на отменные вкусовые качества. Потому что покупатель сегодня требовательный и в первую очередь хочет получить качественный продукт без малейшего изъяна.

Торговля во многом зависит от настроения покупателя, соглашается Владимир Владимирович. Причем покупательский спрос — величина непостоянная, со временем видоизменяется. И производителям приходится под него не только подстраиваться, но даже уметь предугадывать. Поэтому фермер Радевич предусмотрительно работает сразу с несколькими сортами:

— Еще 5 лет назад ко мне приезжали люди и покупали одну-две тонны картофеля на зиму. Теперь берут сеточку для варки, сеточку для жарки и сеточку красного. А потом, через месяц, вновь приезжают за свежей партией. Когда на рынке обилие продуктов и покупателю есть из чего выбрать и с чем сравнить, работать стало гораздо сложнее. Я бы не сказал, что покупатель стал более капризный, нет, он теперь знает, чего хочет: ему нужен конкретный сорт с клубнями определенного размера, в удобной фасовке, то есть идеальный картофель. Мы выращиваем четыре основных сорта и парочку таких, которые, в принципе, могут заинтересовать покупателей. Запас сортов должен быть всегда. Это своего рода страховка, ведь актуальное сегодня может завтра внезапно оказаться невостребованным. Чтобы не попасть в подобную ловушку, приходится анализировать покупательский спрос, наблюдать за рынком, но ни в коем случае не бросаться в крайности, даже если сегодня на новый сорт ошеломляющий спрос. Лучше проверить ситуацию временем, ведь в следующем году новинка может резко сдать позиции.

В «СУЛЕ» отдают предпочтение сортам импортной селекции: при равных затратах на выращивание рыночные спрос и цена на них гораздо выше. По мнению фермера Радевича, причина в том, что вкусовые качества белорусского картофеля давно перестали быть основным показателем, удовлетворяющим запросы покупателей. К примеру, наши сорта преимущественно развариваются, только вот потребитель уже осознанно старается как можно меньше употреблять крахмала в пищу. Во-вторых, клубни должны быть один в один — продолговатыми или круглыми, но обязательно гладкими, с минимальным количеством глазков. Да, белорусские ученые стараются — этого списывать со счетов нельзя (есть популярные сорта «бриз», «манифест», «волат», «скарб» и другие), только вот работа не приносит желаемой эффективности лишь по одной простой причине: отсутствует выстроенная система воспроизводства семян, устраивающая производителей товарного картофеля. В Беларуси сорта размножаются в хозяйствах. И зачастую, пройдя всю технологическую цепочку, семена получаются такого качества, что и даром не нужны: тут и травмированность клубней, и вирусы, и болезни. Пожалуй, дело сдвинется с мертвой точки, только если производитель семян будет понимать, что это прежде всего ответственность и должный контроль на каждом этапе процесса, а потом уже бизнес.

КФХ «Сула»

Владимир Владимирович на личном опыте убедился: чтобы в бизнесе добиться хороших результатов, нужно превратить его в дело всей своей жизни. Это неукоснительно подразумевает постоянное развитие и совершенствование. Сейчас фермер внедрил на практике схему, по которой работает весь мир: вдобавок к своему хозяйству создано еще два новых предприятия — «Агроцентр Сула» и «Сула Плюс». Сейчас каждое из трех эффективно работает в своем направлении: одно занимается производством семян, второе выращивает картофель, а третье его моет, фасует и продает.

Когда речь заходит о картофеле, Владимир Радевич знает, о чем говорит. Фермером стал 17 лет назад. И за это время на этой культуре, можно сказать, собаку съел. Правда, прежде были лук, морковь, свекла, капуста. И только потом, спустя пару лет, наконец определился с выбором. На тот момент не испугали ни то, что культура трудоемкая, ни даже огромные финансовые затраты на ее производство: чтобы выращивать картофель на ста гектарах, первоначальные вложения должны быть в пределах миллиона долларов. Сюда входит подготовка почвы, покупка семян, приобретение всего шлейфа техники, организация хранилища, установка фасовочных машин, обучение специалистов. Дальше — проще: как только процесс отлажен, каждые сто гектаров картофеля обходятся примерно в триста тысяч долларов.

Не обошлось без кредитов и лизинга, но даже с этим условием картофель у фермера всегда выходит в плюс: рентабельность уже выросла до 50 процентов, а себестоимость килограмма расфасованной продукции упала до 15—18 копеек — все зависит от сорта. Как утверждает Владимир Владимирович, для устойчивого и стабильного развития реализация картофеля должна приносить не менее четырех тысяч долларов с гектара. В «Суле» этот рубеж уже преодолели. С одной стороны, благодаря стабилизации цен на картофель, с другой — за счет хорошего урожая, рационального использования и распределения ресурсов.

Практически весь выращенный картофель уезжает в Россию: Москву, Санкт-Петербург, Ставрополь, Ростов, Краснодар, Крым — география поставок обширная. С белорусскими стабфондами Радевич не работает по одной причине — там изначально списывают восемь процентов картофеля в отходы.

Только это далеко не единственная проблема, с которой столкнулся Владимир Радевич, ведя свое фермерское хозяйство. Существуют куда более серьезные нюансы, мешающие нарастить производство дешевого картофеля:

— Нас сдерживают земли. Невозможно вырастить хороший урожай, если не соблюдать севооборот и из года в год сажать картофель по картофелю. В почве накапливаются патогенные микроорганизмы. В результате кратность обработок вырастает, а вместе с ней и себестоимость выращенной продукции. Хотя проблема решается довольно просто, если разрешить обмен землями между производителями сельхозпродукции. Речь не идет о длительной аренде — достаточно на год поменяться участками равной площади. Кто-то видит в этом подвох, мол, ни один адекватный человек не променяет ухоженную землю на пустую колхозную неудобицу. Только смотреть нужно с другой стороны: севооборот — сильная штука. Даже при условии, что придется окультурить поле, убрать камни, внести весь комплекс удобрений, это все равно обойдется дешевле, нежели проводить нескончаемые обработки фунгицидами, пестицидами, гербицидами.

Впрочем, такой ход выгоден не только фермерам. Остается в выигрыше и сельхозорганизация. Во-первых, есть возможность получить хороший урожай на ухоженных фермерских угодьях, где из года в год вносились все необходимые питательные вещества. Во-вторых, на следующий год хозяйство получает после фермера чистое поле, без камней, сорняков и с остатком NPK в почве около 45 процентов. Голословно? Владимир Владимирович в подтверждение привел результаты недавнего эксперимента. После подобного обмена землями с одним из хозяйств района на личных договоренностях на участке, где фермер растил картофель, собрали свыше 600 центнеров с гектара сахарной свеклы, в то время как средняя урожайность по хозяйству составила лишь 360! Разбежка колоссальная. Только вот такой обмен Кодексом о земле не предусмотрен.

В жизни сложно обойтись без проблем. Их решение отнимает много времени. Правда, это нисколько не мешает строить планы на будущее. Например, уже сейчас Владимир Владимирович задумался над тем, чтобы внедрить на своих полях принцип точного земледелия. Только вот фермерское хозяйство пока еще к этому не готово финансово: нужно поменять весь шлейф машин, а это затраты немалые. Поэтому продвигаться в этом направлении будут постепенно: когда придет пора обновлять технику, подбирать ее будут с таким расчетом, чтобы в дальнейшем ее можно было задействовать в точном земледелии. И хоть это обойдется фермеру в копеечку, у Владимира Владимировича подход несколько иной: в подобных вложениях и кроется истинная экономика поля.

Светлана Сырицкая.

Источник: SB.BY.

Наверх