Новости сельского хозяйства в Беларуси и за рубежом

КРУПная конкуренция круп

Поднимая на крупы закупочные цены, государство поддерживает сельчан, а потребитель кашу ест российскую. Почему?

20181002 002

ЦЕНАМИ на крупы рулит рынок. Мы давно привыкли к изобилию на магазинных полках всех видов и сортов крупяных изделий от самых различных производителей. Одни покупатели выбирают сугубо белорусские, другим по вкусу крупы-иностранки. Но наше пристальное внимание они привлекают только тогда, когда чувствительно дорожают или когда заметно пустеют прилавки. Как ни странно, именно этот обыденный продукт, как барометр, улавливает даже малейшие колебания спроса и предложения.

Время от времени вокруг этого повседневного продукта возникает настоящий КРУПный ажиотаж. Вспомните, к примеру, 2010 и 2014 годы, когда в мгновение ока, несмотря на растущую как на дрожжах, буквально в разы цену, сметали с полок гречку.

Что сегодня происходит на крупяном рынке? Стоит ли ожидать их подорожания и, если это случится, кто будет в ответе?

ПОЖАЛУЙ, ни один другой продукт не подвержен такому перепаду цен, как крупы. Судите сами: в январе 2017 года килограмм гречки стоил 3,25 рубля. В 2017—2018 маркетинговом году — с июля по июнь — она подешевела до 1,79 рубля. Вместе с тем 750 граммов ячневой крупы подорожали на 27 процентов — до 75 копеек. И если посмотреть на первое полугодие этого года, то гречка стала дешевле более чем на 17 процентов, перловка — на полпроцента, а пшенка прибавила в стоимости целых 11,04 процента. Ценовые качели продолжают раскачиваться. Как они изменились к сентябрю?

Каждый из нас в курсе сегодняшних цен, поэтому приведу лишь пару-тройку на примере все той же любимой всеми гречки. Килограмм ядрицы под брендом «Столичная мельница», выработанной на Гомельском комбинате хлебопродуктов, стоит уже 2,11 рубля. За июль—август она подорожала на 30 копеек. Кстати, отпускная цена за килограмм того же Гомельского КХП для отечественных партнеров на 1 августа — 1,33 рубля. Получается, отпускные цены переработчиков процентов на 30 ниже магазинных. Собственно, кто бы сомневался — торговля внакладе никогда не останется. Но сейчас речь не об этом.

Интересно и странно, что российские крупы, гречка и овсянка, пшено и манка, на 10—20 процентов дешевле белорусских. Почему? Ведь с учетом логистики все должно быть наоборот.

Наш крупяной рынок, как флюгер, постоянно перенастраивается на соседей по ЕАЭС, но не всегда это получается. В прошлом году страны союза увеличили производство круп более чем на 15 процентов. А в Беларуси — снизили на 4,1 процента — до 112,9 тысячи тонн. В 859 тысяч тонн всех зерновых, закупленных для госнужд, овса было 46 тысяч тонн, проса — 2 и около 15 тысяч тонн гречихи.

Посевы гречки у нас в последние два-три года колеблются от 11 до 14 тысяч гектаров. В 2015-м переработчики отправили потребителям 13 тысяч тонн гречки при потребности внутреннего рынка 15 тысяч тонн. Что ожидать в этом году, говорить рановато. А в прошлом на выходе получили более 11 тысяч тонн готового к употреблению продукта.

С остальными видами круп проблем не возникает. Более того, небольшие объемы овсянки, перловки и ячневой крупы продаем в Россию.

Как видим, своей гречки нам не хватает, но у хозяйств она далеко не на первом месте. Сельчане сетуют: «То гречиха очень нужна, сейте побольше, то вдруг резко не нужна, сбыта нет». Да и как сельхозкультура она по сравнению с другими зерновыми не очень выгодна хозяйствам: производство непростое и с низкой рентабельностью, невысокая урожайность, а значит, заработать на ней проблематично.

Минсельхозпрод закупочными ценами на крупы пытается заинтересовать аграриев. Предельные максимальные цены на гречиху урожая 2017 года, поставляемую по госзаказу для переработки в крупу, повышены по сравнению с 2016-м на 20 процентов, на просо — на 11,2. Весомо выросли закупочные цены и на урожай зерновых культур 2018 года. Тонна гречихи, поставляемой для переработки в крупу, стоит дороже, чем продовольственная рожь, пшеница и овес почти в два раза — от 521 до 629,5 рубля. Только рапс и сахарная свекла практически в той же ценовой категории.

ВОЗНИКАЕТ очередной вопрос: не приведет ли повышение цен на сырье к увеличению стоимости круп в магазинах?

Вездесущие эксперты утверждают: все будет зависеть от конъюнктуры. Соблазн переписать ценники в сторону увеличения всегда есть. Но не надо забывать, что круп в магазинах более чем достаточно. Поэтому любая прибавка в цене всегда ведет к проблемам с реализацией. Этим тут же воспользуются конкуренты. Да и МАРТ для того и существует, чтобы предотвратить сговор производителей. К тому же стоит помнить об открытости нашего рынка. Если наши крупы будут дороже зарубежных, сразу же хлынет поток более дешевого импорта.

Однако вопреки мнению экспертов, так оно и случилось. Наши крупы дороже импортных, во всяком случае, российских брендов «Бабушкина кухня», «Эколайн», «Приятного аппетита», «Фермер», Prosto, Melino, «Суворовская каша» — всех не перечесть. Более того, поскольку нашей собственной гречихи не хватает, комбинаты покупают, перерабатывают и фасуют российскую. Поэтому стоимость, которую мы видим в магазинах, — это цена, которую формирует импортер. Российский. Наш производитель не занимает и половины рынка — процентов 40 с небольшим от силы. Как поясняют в Минсельхозпроде, в основном наша гречневая крупа расходится по школам, детским садам, больницам, в госрезерв.

Получается, стоимость круп зависит от цен в России. Но потребитель, в отличие от наших аграриев и переработчиков, не в обиде. По крайней мере, сегодня, когда по сравнению с ценами двух прошлых лет стоимость некоторых видов круп упала. У основного экспортера — России — переизбыток круп. Зерновой союз РФ год назад прогнозировал существенное снижение стоимости популярной каши, потому что валовой сбор гречихи возрос на 26 процентов — до 1,5 миллиона тонн. Учитывая, что сама Россия потребляет всего полмиллиона тонн, еще миллион пойдет на экспорт, и вряд ли он будет дорогим. Чтобы распродать такое количество крупы, придется поступиться экономическими аппетитами производителей. Не стоит забывать и про значительные запасы, которые тоже никуда просто так не денутся. А они сейчас выше, чем в прошлом году. Перепроизводство обвалило цены, и недорогая гречка хлынула в нашу страну.

Да что мы все о гречке! Такой же показательный пример нашей зависимости от российских «крупяных» цен и просо. В РФ снизили посевы этой культуры, но нарастили экспорт, и крупа подорожала в два раза. Уже в мае россияне почувствовали дефицит. Поэтому хозяйства, у которых еще были небольшие партии, предлагали его переработчику по более высоким ценам. Естественно, заметно, почти в два раза, подорожало и пшено. По данным Росстата, средняя цена переработчиков пшена к лету была на максимуме с ноября 2015 года. Стоит ли удивляться, что и у нас за первое полугодие пшенка прибавила в стоимости целых 11,04 процента.

Кто-то скажет, рынок есть рынок, без конкуренции нельзя. Думаю, в данном случае рассуждения о конкуренции — сказки для простаков. Как, например, в цивилизованной донельзя Европе? Попробуй сунуться туда со своим товаром!

Вот и получается, государство, чтобы поддержать сельчан, поднимает закупочные цены, переработчик для модернизации разными путями выкручивается с кредитами, а потребитель кашку ест российскую.

КСТАТИ, в следующем году посевы гречихи россияне снова будут сокращать. Значит, к концу сезона 2019—2020 года гречка очень вероятно будет в дефиците. Рынок этой крупы развивается циклами, продолжительность которых в среднем пять лет, а падение в цене длится два-три года.

Источник

 

Наверх