Новости сельского хозяйства в Беларуси и за рубежом

 

ПРОСТО КАРТОШКА

0044

КФХ «Сула»

Глава хозяйства: Радевич Владимир Владимирович

Адрес: 222662, д. Яченка, ул. Центральная, д.75, Столбцовский район, Минская область

Земля как продукт общего колхозного собрания

…Все начиналось, как водится, с земли. А земля начиналась с общего колхозного собрания. Которое, естественно, проголосовало против. То есть, против выделения колхозной земли будущему фермеру Владимиру Радевичу.

Тогдашние руководители колхоза были категорически против «разбазаривания» общественной собственности. Неудивительно: на тот момент (2000-й год…) все, кто понимал, основательно забыли… А кто не понимал — представления не имели об очень простой вещи: общественное есть не что иное как сумма частных. Именно по этому принципу когда-то создавали первые колхозы – суммировали частные участки земли, скот, инвентарь…

Но вот прогрохотала перестройка, пришло время, когда стало возможным создавать крестьянские фермерские хозяйства… Когда появилась возможность из этой основательно забытой суммы частных законным образом получить землю — даже не в собственность, а всего лишь в пользование. И вдруг оказалось, что реализовать это законное право сложно – иногда почти невозможно.

Первая попытка Владимира Радевича получить первые 27 гектаров земли оказалась неудачной – колхозное собрание проголосовало против «разбазаривания». Неудивительно: предколхоза агитировал и угрожал, и требовал на общем колхозном собрании, чтобы все голосовали против. Так все и проголосовали.

Вторая попытка результат принесла – во многом благодаря авторитету отца, много лет работавшего в районе. В том числе в качестве предисполкома. В итоге, Владимир Радевич получил 27 гектаров неудобиц. Не лучшее начало…Правда, не будь этих 27 гектаров, не было бы и того, что есть сегодня. А есть сегодня, спустя 18 лет, крупное, современное хозяйство «Сула», которое имеет 640 гектаров земли. Плюс на базе этого хозяйства созданы еще 2 предприятия. Это агроцентр «Сула» — 1200 гектаров земли. И крупный логистически-перерабатывающий центр «Сула плюс», строительство которого находится в стадии завершения.

В фермерском хозяйстве один учредитель – Владимир Радевич. В двух других – не только он, но и инвесторы.

Итого 1840 гектаров земли. На них производятся картофель, рапс, горох фуражный, зерновые.

То есть, это по сути холдинг, с достаточно сложной структурой и немалым числом работающих. На всех предприятиях, в общей сложности, 67 наемных работников. В том числе переводчик (предприятие активно работает с зарубежными фирмами) и программист (а как сегодня без этого?)… А собственно в КФХ — 6 механизаторов, 4 специалиста.

Машинный парк составляют 4 грузовика,  11 тракторов — три мощных ( в том числе «John Deere»), а остальные МТЗ. С ними, кстати говоря, тоже все выглядит непатриотично – техника, как бы это помягче, не выдающаяся…

3452

Зато зерновой камбайн «Полесье» — выше всяких похвал!  Владимир Радевич считает, что при одинаковом качестве уборки, при работе, скажем с широко известным «Claasom» затраты были бы в 9-10 раз больше. Для зоны, где средняя урожайность зерновых составляет где-то 40 центнеров с гектара «Полесье» – идеальный камбайн

То есть сегодняшняя «Сула» это крупное, хорошо оснащенное, грамотно упраляемое, эффективно работающее хозяйство, которым можно гордиться — вполне патриотично…

То есть, фермер сегодня – это еще и то, что называется топ менеджер!

Кстати о патриотизме

Доминирующее положение в холдинге занимает картофель. Под ним, в общей сложности, 950 гектаров. Причем, семена на 99 процентов зарубежные. Но почему? Ведь есть достаточное количество белорусских сортов: «Скарб», «Журавинка», «Зорачка»… А они в хозяйстве не используются. То есть, патриотизмом в отдельно взятом картофелеводстве Радевича и не пахнет?

— Проблема совсем не в том люблю я Беларусь и белорусские сорта или не люблю, — говорит Владимир Радевич. — Просто чтобы продать картофель нужен потребительский спрос. А спросом пользуются именно зарубежные сорта. Мы ведь занимаемся маркетингом, участвуем во всех, практически, выставках, которые проходят в Европе и в России.

Кроме прочего, нужно знать: что у нас, на нашей земле будет расти? У меня, к примеру, этот сорт растет хорошо, а в соседнем Кареличском районе из-за иного состояния почвы эффекта не будет. И наоборот.

Словом, совокупность всех факторов привела к группе сортов, которой пользуется «Сула». То есть, мы начинали работать с 60-ю сортами. А сегодня их только четыре. Для успешного бизнеса достаточно.

— Будет спрос на белорусские сорта – будем работать с ними, — уверен Владимир Радевич. — Еще и потому, что это снизит себестоимость. Но сегодня мы тратим на картофель громадные деньги. И если его не продать – будут не менее громадные убытки…

То есть фермер сегодня – это еще и высокого уровня технолог!

Сбыт на территории очень сильных конкурентов

Да, картофель мало вырастить – его нужно еще и продать. И хозяйство Владимира Радевича справляется с этим весьма успешно. Даже при том, что 85-90 % своей картошки продает в России. И еще немного – в Узбекистане, Казахстане, Молдове.

А это непросто. Особенно в России, где в последние годы очень хорошо развиваются собственные производство и переработка картофеля. Где в это вкладываются громадные даже по российским меркам деньги.

За счет чего Радевичу удается выигрывать у мощных местных конкурентов? Есть такая поговорка: «Белорусы –те же русские, но со знаком качества». Те же – не те же, не будем спорить… И применительно к людям поговорка выглядит не очень корректной. Но применительно к картошке она, пожалуй, подойдет. Та же картошка, но со знаком качества. А почему?

Безусловно, играют роль сорта. Но не только.

Изначально российские производители пошли простым и дешевым путем. Они создали хранилища навального хранения. То есть, картофель просто насыпан грудой – как в буртах… В результате – огромное количество картофеля среднего и низкого качества. Премиум классом могут похвастаться единичные хозяйства.

У Радевича – контейнерное хранение. При этом значительно меньше механических повреждений. К тому же, на агроцентре действует мощное, дорогое оборудование: мойка, полировка, упаковка – объемы от 2, 5 до 25 килограммов. Недоработанный картофель с предприятия не уходит. Поэтому около 60% картофеля у Радевича премиум-класса. И сбыт идет, что называется, со свистом!

Конечно, чтобы достичь такого результата потребовались минувшие 18 лет напряженной работы.

То есть, фермер сегодня – это еще и грамотный бизнесмен!

Сырьевая зона и другие…

Все минувшие годы «Сула» производила картофель для потребления. Покупай и вари, жарь, делай что хочешь… Но скоро начнет работать упоминавшийся уже логистически-перерабатывающий центр «Сула плюс». В его составе – предприятие по переработке картофеля в сухой порошок. То есть, это сырье для фаст-фудов, добавки для мясной промышленности – в сосиски, сардельки, колбасы… Для хлебной промышленности. И, в большинстве, на экспорт… Это уже совершенно другие сорта.

0613

Перспективы большие. Но и проблемы немалые тоже. Главная из них: собственная сырьевая зона обеспечит только 70% сырья. Около 30% предстоит закупать. А это очень сложно. Поскольку заключить договор с фермерами или государственными предприятиями о закупке заранее картофеля практически невозможно.

Логика простая. Картофель для переработки стоит условно около 60 евро тонна – не выше. И если на рынке возникает большая цена за продовольственный картофель, то производителю выгоднее продать урожай как продовольственный. Даже в нарушение достигнутых ранее договоренностей.

Поэтому приходится наращивать собственные сырьевые возможности исходя из собственных средств и собственных сил. Пока не сложатся доверительные отношения с другими производителями.

Кстати говоря, «Сула плюс» уже сегодня многое делает для того, чтобы сложились именно такие отношения. Со следующего года заключен большой договор с кампанией, которая производит средства защиты растений. И это позволит обеспечить всех, кто будет работать с «Сулой плюс», средствами защиты по более низким ценам. То есть, можно будет поставлять средства защиты в счет будущего картофеля. Это система, которая работает на сахарных заводах.

Предполагается так же работать с семенами. Холдинг несет огромные затраты, завозя с Запада семена специальных сортов для промпереработки. То есть, теперь партнер «Сулы плюс» под будущий урожай сможет получить семена, комплекс средств защиты… Более того: можно будет убрать урожай собственной техникой «Сулы плюс»…

Еще: будет три категории цен на сырье: для сырьевой зоны, для случайных поставщиков, для картофеля с высоким содержанием крахмала.

Такая система работы распространяется не только на фермеров, но и на крупные предприятия: СПК, ОАО… На этих предприятиях много руководителей, которые умеют считать, работать эффективно.

В результате складывается несколько этапов. Первый: с осени этого года — 37 000 тонн переработки картофеля. С Нового года еще 37 000 тонн. И к 2020 году предполагается выйти на 150 000 тонн …

А еще в «Суле» готовятся вводить спаржу. Не говоря уже о том, что это непривычная, это еще и очень непростая культура. Как оно пойдет? Есть официальные данные: одна Москва потребляет в месяц 300 тонн спаржи. Но то Москва… И оправдаются ли планы?

То есть, фермер сегодня – это еще и стратег!

Фермер и власть

Ни один фермер Беларуси не сторонник каких бы то ни было конфликтов с властью. Любой бизнес, как известно, любит спокойствие и устойчивые деловые отношения. Аграрный бизнес, с его долгосрочной оборачиваемостью – тем более.

Поэтому Владимир Радевич активно работает с властями и у него с местными чиновниками постепенно сложились деловые, доверительные отношения. Конечно, всегда есть место для каких-то мелких проблем.

hannover

— Очень много времени иногда нужно, чтобы получить незначительную бумагу, без которой, тем не менее, не обойтись, — рассказывает дочь Владимира Кристина Радевич, выпускница Европейского гуманитарного университета. Она в «Суле» занимается сбытом, контактами с зарубежными фирмами. Что подкреплено хорошим знанием английского и немецкого языков. – В последний раз нужен был документ в четыре строчки – полдня ушло на согласования…Впрочем, в Европе бюрократия не меньшая. Причем, скажем, восточной Германии все решается довольно быстро. В западной – сложнее чем в Столбцах…

Но не будем идеализировать наши местные чиновные обычаи и нравы. У фермеров присутствует целый ряд глобальных проблем, которые пока если и решаются, то с немалым трудом.

Первая и главная, как уже и отмечалось, земля.

— Та земля, которая у меня в КФХ – 640 гектаров — это еще и 15 актов землепользования, — говорит Владимир Радевич. — Я 15 раз оформлял документы, ходил по инстанциям. Получаю несколько гектаров земли – назавтра несу новое заявление. В инстанциях год думают – потом со скрипом дают еще. Потом опять все с начала.

Все это здорово мешало развиваться. Невозможно было думать о крупных вложениях, эффективно использовать дорогую технику.

Еще один «тормоз» — невозможность обменяться землей, это запрещено законодательно. А фермеру нужен севооборот. И такой обмен может быть очень эффективен. Как-то Радевичу, авторитетному хозяйственнику, все же, удалось получить в исполкоме разрешение на обмен участков земли с соседним СПК. Радевич выращивал там картошку, а СПК собирался выращивать сахарную свеклу. Не вкладывая никаких денег в минеральные удобрения, СПК получил на этом участке урожай в 620 центнеров с гектара, при том, что на других участках он составил всего лишь 360.

Вообще, партнерам в лице СПК и ОАО выгоден такой обмен. Радевич со своей мощной техникой убирает камни, сорняки, приводит землю в идеальное, практически, состояние… Не удивительно, что руководители соседних хозяйств едва ли не стоят в очереди на обмен. И если бы не законодательные препоны, такая работа могла бы быть очень эффективной. При том, что и в Европе, и в России такой обмен практикуется давно и в большом количестве. А у нас приходится с немалыми трудами договариваться.

То есть, фермер сегодня, это еще и дипломат!

А говорят – просто картошка…

Анатолий Гуляев

Наверх