Новости сельского хозяйства в Беларуси и за рубежом

Само не рассосется

Пять минус один: Петриковское захоронение пестицидов ликвидируют к 2020 году

p 001

Решить проблему стойких органических загрязнителей, а именно полихлорированных бифенилов (ПХБ) и непригодных пестицидов, у нас в стране пытаются не один год. Работает уже третий национальный план выполнения обязательств, принятых по Стокгольмской конвенции. Какие обстоятельства мешают нам раз и навсегда избавиться от токсичного мусора, выясняла корреспондент «Р».

Тени прошлого

Полихлорированные бифенилы – это опасное соединение, способное разрушить иммунную систему человека и вызывать так называемый химический СПИД. С момента принятия первого национального плана прошло более 10 лет, а от присоединения к Стокгольмской конвенции — почти 15. Срок приличный. Но что же сделано? Самое главное — в стране наконец-то подсчитали все запасы имеющихся ПХБ-содержащего оборудования и непригодных пестицидов, определены их местонахождение, владельцы. А это, по словам главного научного сотрудника Института проблем природопользования НАН Тамары Кухарчик, уже немало:

— В стране запасы ПХБ в жидком состоянии оцениваются в 1,3 тысячи и 3,7 тысячи тонн общей массы. Часть ПХБ-содержащего оборудования демонтирована и упакована. Это тоже большой плюс, потому что прежде его не всегда хранили должным образом — случались утечки. Сейчас практически все в металлических или пластиковых контейнерах, с соблюдением всех мер предосторожности. Разве что эти отходы по-прежнему продолжают храниться на складах предприятий.

Как избавиться от такого «наследия»? Этот вопрос волнует многих. Некоторым предприятиям повезло — часть опасных запасов с помощью международных программ с их площадей вывезли на утилизацию за рубеж. В итоге склады «полегчали» на 17 процентов, или на 857 тонн. В 2010 году на утилизацию в Германию с Минского автомобильного завода отправилось 19 тонн ПХБ-содержащих конденсаторов. В 2012-м согласно полномасштабному проекту международной технической помощи «Обращение со стойкими органическими загрязнителями» с 14 предприятий на утилизацию во Францию уехало 13,5 тысячи штук конденсаторов, 23 трансформатора, 27 емкостей с жидкими ПХБ. В 2017-м — еще 280 конденсаторов с пяти предприятий.

p 002

Тем не менее значительная часть оборудования все еще в строю, констатирует Тамара Кухарчик:

— По состоянию на прошлый год на предприятиях страны было около 40 тысяч силовых конденсаторов, из которых эксплуатируется чуть более половины, и 280 силовых трансформаторов, из которых работают более 80 процентов! И это при том, что мы брали на себя обязательства уже через два года полностью вывести из эксплуатации конденсаторы, а трансформаторы — на 60 процентов. К сожалению, пока программа выполняется не слишком интенсивно.

Главная причина, по словам эксперта, в средствах. А вернее – в их отсутствии. Далеко не каждому предприятию по силам решать вопросы так быстро. Ведь речь идет не только о демонтаже старого, но и о закупке нового оборудования. Тем более если на балансе числится не одна и даже не десяток, а сотни единиц, как это происходит на ряде предприятий Минпрома, концерна «Белнефтехим».

Тем не менее, по словам главного специалиста управления промышленной безопасности и энергосбережения концерна «Белнефтехим» Василия Самусевича, проблема эта решаема:

— В концерне разработан и реализуется план по выводу и замене такого оборудования.Уже выведено около 100 тонн жидкого ПХБ, эксплуатируется оборудование, содержащее еще 232 тонны. Сейчас мы идем по графику, так, как это прописано национальным планом выполнения обязательств, принятых по Стокгольмской конвенции о СОЗ. Прилагаем все усилия, чтобы выполнить задачу в срок. Конечно, процедура по выводу и замене оборудования недешевая. И мы в рамках Госпрограммы «Охрана окружающей среды и устойчивое использование природных ресурсов» вышли с инициативой привлечь на эти мероприятия дополнительные средства из местных бюджетов. И нас поддержали.

p 003

Львиная доля непригодных пестицидов хранится в Чечерске, еще часть — в подземных захоронениях: Поставском, Верхнедвинском, Дрибинском, Городокском, частично Петриковском.

Кому пестициды?

Другая больная тема, покоящаяся на дне захоронений в разных уголках страны и складах сельхозорганизаций, – непригодные пестициды. Пока общие запасы, говорит Тамара Кухарчик, оцениваются почти в 10 000 тонн. Впрочем, как показывает опыт Слонимского захоронения, которое уже ликвидировано, а СОЗы вывезены на утилизацию в Германию, реальная цифра может быть несколько больше:

— При отсутствии специального твердого покрытия под захоронениями можно смело приплюсовывать к отходам и загрязненный слой почвы.

Какой будет судьба этого вида опасных отходов? По крайней мере, запасы складов, где хранится около 1,86 тысячи тонн непригодных пестицидов (на Минщине — 940,3 тонны, дальше по списку Витебская – 553,1 и Гродненская области – 366,4 тонны), есть шанс ликвидировать. Это предусматривает проект международной технической помощи «Устойчивое управление стойкими органическими загрязнителями и химическими веществами», реализация которого вот-вот начнется. Но речь всего лишь о пятой части запасов. Львиная доля непригодных пестицидов хранится в Чечерске – на КУП «Комплекс по переработке и захоронению токсичных промышленных отходов Гомельской области», еще часть – в подземных захоронениях: Поставском, Верхнедвинском, Дрибинском, Городокском, частично Петриковском.

Что делать с ними? Стоит ли продолжать ликвидацию захоронений и переупаковку? Тамара Кухарчик полна сомнений:

— Непригодные пестициды с ликвидированных захоронений переупакованы в разные емкости: пластиковые бочки разного объема (от 50 до 320 л), металлические емкости, биг-бэги, полиэтиленовые баулы. Переупаковка прошла в разное время, а значит, использовались емкости разных лет производства. А ведь и тара имеет свой срок годности, и это – около 5 лет. Достаточно, если речь идет о немедленном вывозе на утилизацию. Но в нашем случае часть емкостей уже повреждена. И не исключено, что их снова придется переупаковывать. А потому смысла вскрывать другие захоронения попросту нет. Опыт Слонимского и Петриковского захоронений показывает, что нужно осторожно относиться к этому вопросу. Если ликвидация слонимского объекта проходила по международной помощи — быстро и организованно, потому что было в достатке средств, то с петриковским все затянулось. Работы начаты в 2008-м. Прошло уже 10 лет. В планах — ликвидировать его к 2020-му.

p 004

В стране запасы ПХБ в жидком состоянии оцениваются в 1,3 тысячи и 3,7 тысячи тонн общей массы.

Чем чревато открытое захоронение? Вымыванием опасных веществ с осадками, переносом с ветром. Специалист говорит: перевоз отходов в Чечерск тоже не решение проблемы, а, скорее, временная мера. Да и это захоронение не резиновое – все имеющиеся непригодные пестициды оно не вместит.

Комплексное решение

Так, может быть, выход – вывезти эти опасные отходы на ликвидацию за рубеж? Или все же строить свою установку по утилизации опасных отходов? Правда, разговоры о ее создании ведутся уже много лет, но дальше слов дело не заходит, воз и ныне там. С другой стороны, убеждена Тамара Кухарчик, одной лишь установкой проблемы не решить – она комплексная:

— Только в отношении ПХБ мы имеем и жидкое вещество, и «железо» — конденсаторы, трансформаторы с множеством составных частей. Имело бы смысл говорить о комплексном решении проблемы: какие-то отходы целесообразно вывозить на утилизацию, что-то утилизировать самим. А установка не пропадет. В дальнейшем ее можно было бы использовать для утилизации других опасных отходов. Тем более что они так или иначе накапливаются.

В целом, по словам Тамары Кухарчик, законодательство в части СОЗ в нашей стране требует некоторого усовершенствования:

— Мы не производим и даже не перепроизводим СОЗ-содержащей продукции. Тем не менее некоторые ее наименования потенциально в нашу страну могут ввозиться. Да, с 2015 года в рамках ЕАЭС принято положение, которым регламентируется порядок ввоза и вывоза опасных отходов через границу страны, в том числе лома электрооборудования, загрязненного ПХБ при содержании 50 мг/кг и выше. В то же время пока нет ограничений импорта ПХБ-содержащего оборудования. А это может стать еще одной проблемой.

ДОСЬЕ

Стойкие органические загрязнители (СОЗ) — первичные и побочные продукты промышленности, представляющие угрозу для окружающей среды и здоровья человека. Известны они еще как «токсины без паспортов». Все они представляют собой малолетучие химически прочные соединения, которые могут оставаться в окружающей среде в течение длительного времени, не подвергаясь разложению. Оказавшись в воздухе, СОЗы перемещаются на большие расстояния, вплоть до регионов, расположенных в тысячах километров от первоначальных источников загрязнения, например таких, как Арктика. По пищевым цепочкам (вода — водоросли — рыба — человек или почва, растения — травоядные животные — человек) они попадают в человеческий организм, где имеют свойство задерживаться и накапливаться. Попасть они могут в организм человека и при дыхании.

Вера АРТЕАГА

Вскрытие покажет

На месте начинающихся работ побывала наш корреспондент

Почти три тысячи тонн опасных отходов предстоит извлечь специалистам, чтобы окончательно избавить страну от опасного объекта в Петриковском районе. Правда, цифры примерные. В доставшемся по наследству от СССР захоронении ядохимикаты содержатся далеко не по правилам: что по факту находится в земле, узнать можно, только приступив к очередному этапу работ.

p 005

Разгрузить запасы складов, а это около 1,86 тысячи тонн непригодных пестицидов, обещают в рамках проекта международной помощи.

Угроза под землей

Небольшой участок земли, меньше гектара, в пятом квартале Лучицкого лесничества Петриковского лесхоза. С четырех сторон – деревья: случайный прохожий никогда не догадается, какую опасность таит это место. Впрочем, неспециалисты тут почти и не появляются, рядом ни предприятий, ни деревень. Почему в 1974 году именно эту площадку выбрали для Петриковского захоронения непригодных пестицидов, остается загадкой. Практически не осталось никаких документов: ни проектных, ни учетных. Неизвестно, сколько лет сюда свозились опасные вещества. Остается только разгребать это наследие советских времен.

Работы по перезахоронению смесей непригодных пестицидов ведутся в Петриковском районе с 2008 года. Заказчиком работ до недавнего времени было ОАО «Гомельхимсервис», с этого года – ОАО «Гомельхимагро». Непосредственно сами работы выполняют специалисты областного управления МЧС. Люди в защитных костюмах вскрывают площадки, а затем с помощью лопат и техники собирают ядохимикаты в безопасную тару. Открывающаяся картина с каждым разом поражает все больше и больше: захоранивали здесь непригодные пестициды как придется. Что-то в мешках, что-то просто россыпью, да и на самой разной глубине. Теоретически, в качестве защиты должны были бы использовать железобетонные плиты, но практика показала, что основным и весьма сомнительным препятствием между химикатами и почвой являются так называемые глиняные замки — слои хорошо утрамбованной глины. Сейчас так хранить отходы никто и не подумал бы – запрещено законодательством. В 1970—1980-е это, видно, никого особо не пугало.

Работа по переупаковке непригодных пестицидов из Петриковского захоронения современниками уже проведена немалая, озвучивает цифры начальник отдела контроля за обращением с отходами Гомельского областного комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды Дмитрий Гришков:

— С 2008 по 2016 год из захоронения извлечено около 2000 тонн пестицидов. На эти цели направлено 2,1 миллиона деноминированных рублей из средств областного бюджета. В 2017 году деньги не выделялись, потому временно не производились работы.

Сумма, заложенная на этот год, — 250 тысяч рублей. Очередные работы по ликвидации Петриковского захоронения начинаются на этой неделе. По данным «Гомельхимсервиса», под землей еще около 2860 тонн непригодных пестицидов. Но экологи предупреждают: цифра ориентировочная. Почти после каждого вскрытия предположительный объем не подтверждается. Вывозить приходится куда больше, с годами загрязнению подверглась и сама земля.

Состояние экологии вблизи объекта постоянно приходится держать под контролем. На объекте с 2003 года ведется локальный мониторинг подземных вод. Показания по 31 загрязняющему веществу снимаются на восьми скважинах, объясняет Дмитрий Гришков:

— Вблизи от захоронения населенных пунктов нет, потому не приходится говорить о влиянии на жизнедеятельность людей.

Лед тронулся

Свозятся петриковские пестициды на комплекс по переработке и захоронению токсичных промышленных отходов Гомельской области, который располагается в Чечерском районе. Сейчас его основная функция – экологически безопасное складирование. 127-литровые полиэтиленовые бочки с пестицидами располагаются в пяти специальных хранилищах, основа которых сделана из гидротехнического бетона. Под комплексом — внушительный слой глины, грунтовые воды носят спорадический характер.

Сейчас здесь около 4,5 тысячи тонн непригодных пестицидов. Пока их только хранят, но ведется работа над появлением объекта по их обезвреживанию. В этом году для решения вопроса приказом Минприроды создана рабочая группа. На закупку современного оборудования планируется привлечь средства республиканского инновационного фонда, а также международную помощь. Дело не одного дня. Предстоит еще определиться с конкретной технологией, подобрать нужную технику. Но с мертвой точки процесс сдвинулся.

Ольга ВАЛЬЧЕНКО

Источник

Наверх