Новости сельского хозяйства в Беларуси и за рубежом

Страсти по господдержке

Каковы масштабы господдержки аграриев в мире в последние годы

монеты в земле

На днях прочла информацию: австралийские фермеры глубоко возмущены увеличением господдержки сельского хозяйства в США. Исполнительный директор Федерации фермерских хозяйств Тони Махар на весь мир громогласно и без церемоний предъявляет претензии. При увеличении господдержки стран-конкурентов сельхозэкспорт производителей Зеленого континента станет еще уязвимее, это серьезно навредит сельхозрынку.

Что ж, страсти вокруг болезненной позиции вполне понятны, но давайте, абстрагируясь от них, посмотрим, каковы масштабы господдержки аграриев в мире в последние годы, кто ее увеличивает, а кто снижает.

Эксперты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) сделали очередной ежегодный доклад «Мониторинг и оценка сельскохозяйственной политики 2017». Так вот, в мире за последние три года на поддержку производителей сельхозпродукции в среднем ежегодно тратилось 519 миллиардов долларов. Основная часть из этого объема — почти 60 процентов — шла на поддержание цен на внутренних рынках. Это на заметку нашим критикам по поводу мониторинга и регулирования цен на внутреннем рынке. А вот регулирование торговых дисбалансов и поддержка эффективного производства в мире ушли на второй план.

В докладе рассмотрены показатели 52 стран. В большинстве из них доля господдержки АПК в общем объеме ВВП за последние 20 лет сократилась. В том числе и в странах ОЭСР это соотношение уменьшилось с 1,4 процента в 1995—1997-м до 0,6 — в 2014—2016 годах. Наиболее значительное сокращение произошло в странах, где уровень поддержки АПК по отношению к размеру экономики был наиболее высок, в том числе в Южной Корее, Турции, Швейцарии и Исландии. Тем не менее доля в этих странах по-прежнему остается высокой — от 1,2 до 1,7 процента ВВП. И это несмотря на то, что сельское хозяйство играет важную роль только в экономике Турции.

Существенно снизили поддержку аграриев в таких странах, как Колумбия, Казахстан, Россия и ЮАР, в то время как в Китае, а также Индонезии, Коста-Рике и на Филиппинах отношение агросубсидий к ВВП возросло. Самая большая доля затрачиваемых на АПК средств в ВВП среди исследованных стран: в Индонезии — 4 процента, на Филиппинах — 3,1, в Турции и Китае — по 2,4 процента. Среди отраслей наибольшую поддержку в 2014—2016 годах в мире получили производители риса, хлопка и сахара.

Нам, конечно же, более интересен ближайший, по сути, основной рынок сбыта — российский. Аналитики ОЭСР подсчитали, что доля поддержки агросектора в 2014—2016 годах в среднем находилась на уровне 0,9 процента ВВП ежегодно. Это более чем вдвое ниже, чем в середине 1990-х годов. Около 84 процентов из общего объема, или 11,9 миллиарда долларов, в последние годы приходилось на помощь производителям сельхозпродукции, в том числе за счет регулирования цен и предоставления субсидий. Еще 13 процентов, или 1,7 миллиарда долларов, составляли общие затраты на функционирование агросектора и 3 процента — поддержка потребления.

В 2018 году на реализацию госпрограммы развития сельского хозяйства из федерального бюджета предусмотрено 215,8 миллиарда рублей против 223,2 миллиарда в предыдущем. Субсидии получают до 70 процентов сельхозорганизаций. Это значит, доступ сельхозпроизводителей к государственной поддержке и кредитам далеко не полный и крайне неравномерный. Субсидии и дотации у крупных сельхозорганизаций — это 75 процентов, а у фермеров и индивидуальных предпринимателей — 30. Малый и средний агробизнес поддерживается в два раза меньше, чем крупные предприятия. Да и кредитование малых форм хозяйствования с 2011 года сократилось чуть ли не в 30 раз.

Что касается господдержки в нашей стране, то она, как и во всем мире, постепенно сокращается, о чем не раз писала «СГ».

Источник

Наверх