Новости сельского хозяйства в Беларуси и за рубежом

BOOF logo

Ценообразование

Мед если есть, то его сразу нет

Мёд

Правда ли, что в этом году цены на мед окажутся рекордно высокими, а сам он будет повсеместно сфальсифицирован?

В редакцию обратились жители деревни Озерщина Речицкого района. Сельчане обеспокоены: цены на мед нового урожая стали почти в полтора раза выше, чем в прошлом году. К примеру, если за пол-литровую баночку полезного продукта раньше просили на рынке 5 рублей, то теперь уже 8. Да и на столичном Комаровском рынке уже встречаются похожие цены — по 15 рублей за килограмм. То есть литровая банка, в которую вмещается почти полтора кило меда, обойдется примерно в 22 рубля.

Мы попытались разобраться, насколько обоснованна озабоченность сельчан, да и выгодно ли кому-то распускать подобные слухи.

Председатель правления Республиканского общественного объединения «Белорусские пчеловоды» Михаил Холодинский нашему вопросу не удивлен. С его точки зрения, слух имеет под собой весомые основания. Одни капризы погоды чего стоят:

— Все помнят затяжную весну с дождливым апрелем. Это время цветения ивы, одуванчика, садов. Из-за низких температур пчелы просто не могли работать. Ко всему прочему, у многих пчеловодов из зимовки семьи вышли ослабевшими. Март был благоприятно теплым для их развития, но апрель все карты спутал. Как результат многие семьи не смогли восстановить всю свою рабочую силу к началу сезона. Так, чтобы цветки выделяли нектар, нужно, чтобы ночные температуры были в пределах 16 градусов тепла. Но о чем говорить, если, к примеру, в том же мае отмечались заморозки.

По информации «Белорусских пчеловодов», в это время погибли сотни семей. Причем от капризов небесной канцелярии пострадали семьи вне зависимости от расположения пасек — во всех регионах Беларуси. К слову, на белорусской пасеке обычно размещается 10—12 ульев. В среднем с каждой пчелиной семьи в стране получают по 10—20 килограммов меда. Такие пчеловоды, как правило, обеспечивают продуктом себя и родственников. На рынок же выходят владельцы пасек в разы крупнее — те, у кого более 50 семей. По прогнозам экспертов, цена на мед в таких хозяйствах будет варьироваться в пределах 12—14 рублей за кило.

Однако не стоит забывать и о так называемых перекупщиках. Они промышляют тем, что покупают у владельцев частных пасек излишки меда, а затем его перепродают. При этом не гнушаются разбавлять продукт (способы приготовления контрафактного меда известны). И этого, скорее всего, не избежать и в нынешнем сезоне. Ранее демпинговали на рынке и поставщики меда из России и Украины, но большой вопрос, будет ли и у них урожай, ведь в том же Башкортостане, где получали качественный продукт в гигантских объемах, погибло около 80 процентов семей.

Однако целиком все списывать лишь на погоду не стоит, уверяет потомственный пчеловод из Могилева Николай Шохов, который «ведет» 110 семей. Урожай меда ожидает скромнее, чем в прошлом сезоне:

— Получилось, что мы не взяли мед с озимого рапса. Поэтому самого раннего в три раза меньше: если в прошлом году у меня было с семьи за период апреля-мая под 15 килограммов, то в нынешнем сезоне — всего около пяти. Однако не стоит забывать о других медоносах: доннике, фацелии, гречке. По моим подсчетам, благодаря им получу за сезон под 40 килограммов меда. Секрет еще и в том, что у меня трудятся пчелы немецкой породы карника, которая районирована для Беларуси. То есть почвенно-климатические условия нашей страны эту пчелу не пугают.

В опыте Николая Шохова интересно еще и то, что его крылатые труженицы — «пчелы с временной пропиской». То есть у пчеловода заключены договоры с фермерами Дрибинского и Шкловского районов, которые выращивают медоносы. «Угодницы божьи» (так еще называют пчел) собирают нектар на их плантациях, и их постоянно перевозят с места на место. Какая же польза от этого фермерам? Они получают на своих полях перекрестное опыление, что благоприятно сказывается на урожайности растений. К слову, на семенах сами фермеры имеют возможность неплохо «подняться»: они выращивают донник, фацелию и гречку на семена. Причем это даже экономически выгоднее, чем заниматься, скажем, теми же тритикале или пшеницей.

Неурожай меда, а, следовательно, и скачки цен на товар, прогнозировать можно было еще весной. Директор Брестского пчелопитомника Николай Мороз этому факту нисколько не удивлен. С его точки зрения, удорожание должно происходить из года в год:

— Возьмем, к примеру, сахар. Его пчеловоды используют для подготовки пчел к зимовке. Так вот, в 2015 году килограмм стоил 80 копеек, в прошлом году уже 1,5 рубля. Подорожали и препараты против пчелиных болезней, инвентарь, другое. То есть себестоимость самой медовой продукции возросла. Да, действительно, наши семьи дадут в этом году немного меньше меда — вместо 2,5 тонны примерно 2. Однако возвратимся к проблеме выхода пчел из зимы. В этом году зима для них длилась семь месяцев вместо шести. Поэтому ослабшие семьи не развивались. Мы же, в свою очередь, ощутили спрос на маток, которыми занимаемся. То есть люди все равно восстанавливают семьи.

Как бы там ни было, эксперты просят не паниковать: цена на мед растет, но все же остановится в каком-то приемлемом диапазоне. В курсе и Министерство сельского хозяйства и продовольствия, которое тоже мониторит ситуацию. Специалисты призывают доверять хорошо зарекомендовавшим себя продавцам, чтобы не «напороться» на контрафактный мед. И за качественный продукт, не исключено, придется раскошелиться.

Источник: SB.BY.

Наверх